Сейчас бушует одна из самых агрессивных инфекций. Вот как от нее защититься

Ответ очевидный, но многие против!

Уже несколько дней я чувствую себя защищенной, пишет Ирина Заславец, корреспондентка телеканала СТБ на сайте «Украинской правды».

После прививки в моем организме вырабатываются антитела к гепатиту В. Рука не болит и нет жара, о котором меня предупреждали. Знаю, что сделала правильный шаг.

И поскольку 28 июля — Всемирный день борьбы с гепатитом — нет лучшего времени, чтобы обсудить угрозы, которые несет с собой эта болезнь.

Гепатит В — одна из самых агрессивных инфекций.
pravda
Попадает в организм через кровь, даже через слюну. Поражает печень: сначала фиброз — отмирание клеток, далее — цирроз и рак. Ежегодно гепатит В забирает 700 000 жизней по всему миру.

Им болеет уже болеет четверть миллиарда людей на планете и полмиллиона из них — УКРАИНЦЫ.

Болезнь сложно вылечить, особенно у детей, но можно защититься от инфекции — вакциной.

Прививка от гепатита В по украинскому календарю делают в первый день жизни. Но далеко не все видят необходимость защитить детей, как бы глупо это не звучало.
pravda
Аргументы отказов от «вакцина провоцирует развитие рака» (никаких доказательств тому в авторитетных медицинских изданиях не найти, зато подобными мифами изобилуют «мамашины» форумы) до «гепатит В — болезнь исключительно проституток и наркоманов, защищать маленьких детей от нее нет нужды».

На моих глазах, отказываясь прививать ребенка, женщина сказала: «Ответственность беру на себя».

В тот момент за кроху на пеленальном столике мне стало страшно.
pravda
Поводов для веселья у детей с гепатитом немного — капельницы с утра до вечера. Гепатит В для детей до пяти лет особенно опасен, потому что сразу переходит в хроническую стадию.

В лучшем случае вылечить удается каждого третьего пациента. Для остальных единственное спасение — трансплантация печени, а в Украине это почти приговор.
pravda
Болезнь у детей особенно коварна тем, что сказывается лишь на поздних стадиях. Например, набухли ножки, увеличилась селезенка.

Видела случай: Мама обращается в больницу, а ей говорят: цирроз. В углу детской комнаты — 2-летний блондин с большими серыми глазами. Строит пирамиду из кубиков. У него тоже цирроз печени.
pravda
Лечение только начинается и пока никаких прогнозов. Мама не хочет называть имени и просит, чтобы никто не узнал, что ребенок здесь. У них в селе о болезни никто не знает, мол, люди будут сторониться.

Гепатитом сына заразила она сама: когда рожала, не знала, что инфицирована, но если бы в день его появления на свет не отказалась от вакцинации – с ним было бы все в порядке.

Ведь даже если мама больна, ребенок после прививки будет здоровым.

Тогда женщина об этом не думала, все отказывались от вакцины, вот и она повелась.
pravda
Думала, ее семьи гепатит В не касается. Сейчас жалеет, что нельзя вернуть время назад, и, нежно перебирая волосики сына рукой, тихо плачет.

В группе риска — все мы.

Те, кто хотя бы раз в жизни был у стоматолога или в маникюрном салоне.

На кончике иглы шприца, на которую иногда можно наткнутся в парке или на пляже, вирус гепатита В живет месяц. Тогда как ВИЧ, которого все мы так боимся, погибает за 48 часов. Иногда достаточно воспользоваться инфицированной человеком расческой для волос!

Отказ от вакцинации: Что за ней стоит?
pravda
Вакцину, самый действенный метод борьбы с гепатитом В, человечество изобрело в начале восьмидесятых.

Украина в календарь прививок добавила ее только в 2002 году.

Сейчас роженицам предлагают прививать ребенка корейской вакциной, на качество которой не жалуются.

Однако согласие на прививку подписывает одна из двух женщин.
pravda
Я бы могла это понять, если бы за каждой из отказов стояло хотя бы понимание рисков, например: «Ребенок может заразиться и шансы ее вылечить у меня будут 1 до 3».

Но нет — в большинстве случаев это «стадный инстинкт», спровоцированный лавиной мифов с интернет-форумов, о реальной угрозе почти никто не задумывается.

Все думают: «Меня это не касается».
pravda
А вдруг?

«А вдруг именно меня и касается?», — подумала я. На маникюр хожу, к стоматологу записалась в конце недели, кровь мне, когда болела раком, переливали.

Я захотела защититься.

«Как жаль, что мамы, которые детей к нам приводят на прививку, сами не хотят защититься», — в конце разговора обидно признала врач.

Взрослым, конечно, повезло больше, чем детям — шансов выздороветь 70%, вот только дорогостоящее лечение растягивается на полгода, с использованием интерферонов, действие которых подобно химиотерапии.

«Адом на Земле» называют ее те, кто успел на себе почувствовать.

Так стоит ли рисковать?

Сейчас бушует одна из самых агрессивных инфекций. Вот как от нее защититься