Небольшой эксперимент: как я пыталась помочь попрошайке, которая собирала «на билет»

Думаю, многие из вас видели этих попрошаек. В последнее время они оккупировали станции метро и подземные переходы. Это чаще всего опрятно одетые молодые люди, с внушающими доверие лицами.

Вчера я увидела девушку, на выходе из метро «Красносельская». Интеллигентное лицо, молча стоит с табличкой. Никаких коробочек и баночек для пожертвований. Люди подходят и дают купюры, которые она технично убирает в сумочку. У меня были лишние полчаса, решила к ней подойти. Спрашиваю, что случилось, девушка отвечает с кислым лицом, сквозь зубы:

— Вытащили сейчас кошелек в метро, не хватает на билет домой.

— А куда едете, в какой город билет нужен?

тут девушка заметно занервничала,начала быстро оглядываться по сторонам

— В Пермь.

Надо же, совпадение. Я туда иногда езжу в командировку, с Ярославского вокзала, который находится в нескольких минутах ходьбы от метро Красносельской. Цена на билет не баснословно высокая.

Предлагаю девушке вместе дойти до касс, тогда я оплачу билет банковской картой, так как налички у меня нет. Девушка отворачивается и отходит от меня.

За те несколько минут, что я стояла рядом с ней, она набрала уже на пару билетов до Перми

Им не нужна никакая помощь с билетами, это из разряда бабушек у супермаркета, жалобным голосом собирающих копейки «на хлебушек» — если купить и вынести им этот хлебушек и молоко — все полетит в ближайшую урну.

Если честно, этот диалог с девушкой меня не удивил, уже подходя к ней я ожидала чего-то подобного

Меня безмерно удивляют люди, охотно отдающие ей свои кровные сотки, двухсотки и пятисотки. Десятки и сотни людей. И чем больше людей подают таким попрошайкам, тем больше их становится. Бешеная геометрическая прогрессия.

У них не такой отталкивающий вид, как у бездомных, цыганок, калек, и прочего «вокзального контингента». Подходя к ним, обычные граждане не испытывают отвращения или стыда, помогать таким приятным молодым людям легко. Гражданам кажется, что они совершили доброе дело.

Как же донести до них правду об этих фальшивых попрошайках?

Небольшой эксперимент: как я пыталась помочь попрошайке, которая собирала «на билет»