Моя твоя служить. Чилиец прилетел в Петербург, чтобы стать русским солдатом

Уже месяц Николас Молино из Латинской Америки живёт в Петербурге. У него мечта: парень хочет стать солдатом российской армии. Но у чилийца вряд ли получится. Лайф рассказывает историю, пожалуй, самого наивного новобранца Северной столицы.
Около военкома на Фонтанке с ноги на ногу переминается крепыш в красной куртке. Смуглый, коренастый — мог бы сойти за уроженца какой-нибудь республики Кавказа. Но паспорт у него на испанском, а сам парень родился в далёкой Латинской Америке, на юге Чили, в городе Койаке. В Россию Николаса привела мечта — он хочет стать военнослужащим по контракту.

Николас Молино из Чили обивает пороги петербургских военкоматов в надежде пойти служить в армию


Но всё не так-то просто. На третьем этаже военкомата его ждёт первый неприятный сюрприз. Юный белокурый дежурный рядом с кабинетом пункта отбора на службу по контракту крутит в руках бумажку с временной регистрацией Николаса и дежурно вздыхает: мол, вам не сюда. Вам в другой военкомат, к метро «Пушкинская». Благо, недалеко. Николас бодро направляется в сторону следующей инстанции. В качестве утешительного приза — фото с той самой мечтой. Правда, пока на плакате.

 

Чилиец, мечтающий служить в российской армии, самостоятельно выучил русский язык
Николасу Молино 21 год. Четыре недели назад он всё бросил в родном городе на другом конце света и взял билет до Петербурга. На первый взгляд — опрометчивый поступок. Но только на первый, утверждает смелый чилиец по пути из военкомата в военкомат.

— Я русский выучил сам, по Интернету, без преподавателей. «Громадика», «зловарь», — с добротным акцентом поясняет парень. — Всё сам нашёл.

А ещё он читал русских писателей. Правда, на испанском, зато каких: Толстой и Достоевский.

— «Екатерина… Анна Каренина», — поправляется Николас. — «Поступление и наказание», «Мир и война», очень понравилось.

Смуглый потенциальный новобранец смело толкает дверь военкома в Подъездном переулке. Шагает к инструктору, который неторопливо что-то обсуждает с очередным претендентом в контрактники. Бросив взгляд на Николаса, тот качает головой. Да-да, этого молодого человека здесь уже видели.

— Он приходил недавно, — поясняют в военкоме. — Мы ему объяснили: служить иностранцам у нас в армии можно. Но нужны документы.

Николасу вручают А4 со списком необходимых бумажек. Тут и медицинские осмотры, и анкета. Но самое важное — в родном консульстве или посольстве чилийцу должны дать специальную справку о том, что у него на родине не против (видимо, имеется в виду Министерство национальной безопасности страны) прохождения службы в России.

— И вообще, — по-свойски, понижая голос, объясняет человек в форме. — У нас тут служил тоже один иностранец, из ближнего зарубежья. Заключил контракт. Месяца через два-три поехал домой близких порадовать. А там его посадили лет на 20. Измена родине.

Ещё один важный пункт — курсы русского языка. Иностранцу их тоже нужно пройти, чтобы стать солдатом российской армии. Николас водит взглядом вверх-вниз по бумажке с перечнем документов. И обещает вернуться, когда получит всё на руки.

Прогуливаемся по Большой Конюшенной. Вообще-то Николасу больше нравится Невский проспект, но тут тоже ничего. За тот месяц, что парень живёт в Петербурге, он успел снять квартиру на проспекте Большевиков и чуть-чуть изучить город. Не без труда, но называет улицы, примерно знает, где метро. Говорит, что в городе на Неве немного скучает по родным.
К русской кухне Николас относится хорошо. Говорит, нравится. Мы предлагаем заглянуть в легендарные «Пышки», они тут совсем недалеко.

— Точно! — восклицает Николас. — Пушкин! И его знаю тоже. Очень популярный у нас, в Чили, поэт.

На родине Молино закончил только школу. Потом работал: летом — в сфере туризма с друзьями, зимой занимался строительством дорог в родном городе. Это уже семейный бизнес.

— Но сердце всё равно сюда тянуло. — Признаётся парень. — Хочу тут служить.

— А в каких войсках? — интересуемся.

— В сухопутных, мотострелковых.
В тире Николас показывает неплохие результаты. «Восьмёрки», «девятки», «десятки». Да, это пневматика. И мишени в десяти метрах. Но всё-таки. Впрочем, российская армия — это не только стрельбы. Её специфику нужно понимать куда тоньше.
Конечно, мы не могли не спросить, знает ли Николас русский мат. Знает. Причём, неплохо. Пересказывать не будем — поверьте на слово. Чилиец считает, что сможет найти общий язык с будущими сослуживцами. Уверен, ему также поможет знание истории.

— Я много читал про вашу революцию. Знаю, что в этом году ей будет 100 лет. Это быль России… — и тут же поправляется. — Боль России. В принципе, и так, и так правда.

Вечером у Николаса по плану, как обычно, разговор с мамой. Звонит ей по «вотсапу», чтобы бесплатно. Диалога на минуту, не больше. Сын быстро тараторит на испанском, что у него всё хорошо. Но в армию по контракту пока не берут. Мама всё понимает и обещает приехать ближе к лету.

 

Скорее всего, Николаса в российскую армию не возьмут. Во всяком случае, пока. В военкомате инструкторы смотрели на чилийца скорее как на чудака, а не как на потенциального контрактника. Великий и могучий парню тоже нужно будет неслабо подтянуть, иначе заклюют — в армии с теми, кто медленно понимает, разговор короткий.

Если же этот смуглый крепыш из Чили всё-таки добьётся своего — будет чудо. Жаль, парню пока никто не объяснил, что в солдатской столовой не подадут пастель-де-чокло (это такой чилийский пирог с кукурузой), а парково-хозяйственный день мало напоминает Фиесту-де-ля-Виргин-дель-Розарио (самый яркий фестиваль на родине Николаса), но это уже мелочи.

Моя твоя служить. Чилиец прилетел в Петербург, чтобы стать русским солдатом