Константин Рокоссовский: рассказ о стиле руководства Сталина

Рокоссовскому, в силу его должности, некоторые вопросы приходилось решать непосредственно со Сталиным. Поэтому из его мемуаров можно сложить представление о стиле работы Иосифа Виссарионовича, о стиле его общения с другими.

Ключевые особенности стиля я бы охарактеризовал так: вежливость, уважение к подчиненным, и забота о них. Судите сами.

После назначения на должность командующего фронтом Рокоссовского принял Сталин.

«В Ставке я был тепло принят Верховным Главнокомандующим. Он в общих чертах познакомил меня с положением на воронежском направлении, а после этого сказал, что если у меня имеются на примете дельные работники, то он поможет мне их заполучить для укомплектования штаба и управления Брянского фронта. Я назвал М.С. Малинина, В.И. Казакова, Г.Н. Орла и П.Я. Максименко. Сталин тут же отдал командующему Западным фронтом распоряжение откомандировать этих товарищей. Он пожелал мне успеха на новой должности, велел не задерживаться долго в Генеральном штабе, а быстрее отправляться на место, потому что обстановка под Воронежем сложилась весьма серьезная».

Перед принятием важных решений, Сталин неоднократно советовался с Рокоссовским, прислушивался к его мнению.

«В марте Верховный Главнокомандующий пригласил меня к аппарату ВЧ, в общих чертах ориентировал относительно планируемой крупной операции и той роли, которую предстояло играть в ней 1-му Белорусскому фронту. Затем Сталин поинтересовался моим мнением. При разработке операций он и раньше прибегал к таким вот беседам с командующими фронтами. Для нас – сужу по себе – это имело большое значение».

Случалось, что дела у Рокоссовского шли не лучшим образом, и ему не удавалось выполнить поставленные задачи. Но Сталин в таких случаях не упрекал и не винил, а напротив, старался поддерживать.

«Дежурный доложил, что командарма вызывает к ВЧ Сталин.
Противник в то время потеснил опять наши части. Незначительно потеснил, но все же… Идя к аппарату, я представлял, под впечатлением разговора с Жуковым, какие же громы ожидают меня сейчас. Во всяком случае, приготовился к худшему.
Взял трубку и доложил о себе. В ответ услышал спокойный, ровный голос Верховного Главнокомандующего. Он спросил, какая сейчас обстановка на истринском рубеже. Докладывая об этом, я сразу же пытался сказать о намеченных мерах противодействия. Но Сталин мягко остановил, сказав, что о моих мероприятиях говорить не надо. Тем подчеркивалось доверие к командарму. В заключение разговора Сталин спросил, тяжело ли нам. Получив утвердительный ответ, он с пониманием сказал:– Прошу продержаться еще некоторое время, мы вам поможем…

Нужно ли добавлять, что такое внимание Верховного Главнокомандующего означало очень многое для тех, кому оно уделялось. А теплый, отеческий тон подбадривал, укреплял уверенность. Не говорю уже, что к утру прибыла в армию и обещанная помощь – полк «катюш», два противотанковых полка, четыре роты с противотанковыми ружьями и три батальона танков».

В случае если Сталин в чем-то отказывал Рокоссовскому, то делал это в вежливой форме.

«…в трубке послышался голос Сталина. Он спросил меня, как я отношусь к такому предложению [о передаче 2-й гвардейской армии в Сталинградский фронт]. Я ответил отрицательно. Тогда Сталин продолжил переговоры с Василевским. Представитель Ставки настойчиво доказывал необходимость передачи армии Малиновского Сталинградскому фронту, так как Еременко сомневается в возможности имеющимися силами отразить наступление противника. После этого тут же по ВЧ Сталин сообщил мне, что он согласен с доводами Василевского, что мое решение разделаться сначала с окруженной группировкой, используя для этого 2-ю гвардейскую армию, смелое и заслуживает внимания, но в сложившейся обстановке оно слишком рискованное, поэтому я должен армию Малиновского, не задерживая, спешно направить под Котельниково в распоряжение Еременко».

Ну и в завершение эпизод из встречи Константина Константиновича со Сталиным.

«В тот же день мы [Рокоссовский и Воронов] направились в Кремль и были приняты Сталиным. Завидя нас, он быстрыми шагами приблизился и, не дав нам по-уставному доложить о прибытии, стал пожимать нам руки, поздравляя с успешным окончанием операции по ликвидации вражеской группировки…
Напутствуемые пожеланиями новых успехов, мы оставили его кабинет. Не могу молчать о том, что Сталин в нужные моменты умел обворожить собеседника, окружить его теплотой и вниманием и заставить надолго запомнить каждую встречу с ним».

Вот такой вот Сталин. А теперь сравните его со Сталиным, о котором говорят современные СМИ. Много ли общего?

Константин Рокоссовский: рассказ о стиле руководства Сталина