Как расстреливали генералов по приказу 227?

Всем хорошо известен приказ Сталина № 227 о «запрещении самовольного отхода с боевых позиций» от 28 июля 1942 года.

Вся эта история про заградотряды, репрессии и Гулаг разделила народ на два лагеря — одни считают, что кровавый Сталин был неправ, другие считают, что мудрый Сталин всех спас.

Генерал Вольхин в центре. Приговорен к ВМН согласно приказа 227

Истина, как это обычно бывает, кроется где-то рядом. Начнем мы нашу историю с заградотрядов. Вы не задумывались, что в Советской Армии уже была структура, которая обеспечивала «моральную устойчивость» личного состава? Уже были люди, которые отвечали за «самовольный отход с позиций» и вот это все?

Эта структура называлась «институт комиссаров». Именно они отвечали за «боевой дух», «революционную сознательность» и неукоснительное исполнение приказов. Именно комиссары должны были удерживать солдат на позиции, ибо их этому учили в партийных школах.

Но они, как вы уже догадались, не справились. И заградотряды — это вынужденная замена идеологического решения проблемы на чисто военное. По сути, приказ №227 — это черная метка для военных комиссаров. Даже чисто статистически, в приказе чаще «обвиняются» политруки, нежели командиры.

Более того, в довольно объемном «мотивирующем» документе нет ни одной апелляции к идеологии, что довольно странно для того времени. В итоге, в октябре 1942 года институт военных комиссаров был отменен.

Поэтому если и стоит говорить о репрессиях 227 приказа, то только о репрессиях против политического аппарата. Военные от этого приказа только выиграли! Они «официально» получили в свою руки всю полноту власти и потом, после войны, Сталину пришлось достаточно жестко возвращать военных «на место». Как известно, одно из обвинений Жукову в 1946 году звучало буквально так — «Он вывел политотделы из состава сухопутных сил».

Ну и собственно вернемся к главному вопросу. В 1941 и 1942 годах было расстреляно несколько десятков генералов. По приказу 227 — ни одного!

Для примера приведем типичную историю того времени. Генерал Вольхин, в июле 1942 года командовал дивизией под Сталинградом, попал в окружение и одновременно с этим получил приказ наступать. Когда он этот приказ не выполнил, ему прилетел приказ 227, военный трибунал и высшая мера.

Обычно приговоры Трибуналов исполняются очень быстро, но тут что-то пошло не так. Всю осень генерал просидел в тюрьме, а в декабре его освободили и даже в штрафбат не отправили! Понизили в звании до майора и отправили в обычную стрелковую дивизию. Через год Вольхин уже командовал этой дивизией в звании генерала.

И это повторюсь — типичная история того времени. Военных спецов расстреливать и сажать, как правило, перестали (кроме политических, конечно). Командиров среднего звена отправляли в штрафбат, генералов понижали в должности, ибо до руководства дошло, что «Гинденбургов в резерве у нас нет» и надо сохранять, то, что есть.

Поэтому приказ 227 — это начало кратковременного триумфа армии над партийным аппаратом. И полностью назад откатить эту ситуацию не удалось даже после войны. В этом контексте очень показательна история с комиссаром Брежневым. Но это уже тема для отдельного разговора.

Как расстреливали генералов по приказу 227?