И смех, и грех в плацкартном вагоне

Ехала я как-то ночь в поезде с группой московских школьников, в плацкартном вагоне… В непосредственной близости наблюдала юное поколение. Это было что-то! На фоне новости о новых плацкартных вагонах всплыло в памяти.

Деткам было лет 15-16, вели они себя очень раскованно, ибо учительницы благоразумно отдыхали от них в другом вагоне, отдав нас на растерзание своим подопечным.

Над моей полкой располагалась некая Алёна… Позвонил телефон у другой девочки. Та:

– Алё! Здрасьте… Да, со мной. Мы в поезде! Мы на экскурсию едем с классом! Да… Через два дня. Ага.
Отключается. Говорит Алёне:
– Это мама твоя, спрашивает, где ты.
– А ну её…

Ну так, эта Алёна начала на свою полку зазывать мальчиков.
Я говорю:
– Не надо там собираться.
В ответ:

– Ну мы же не будем сексом заниматься!
– Ещё бы вы сексом занимались! Хотите, чтобы я со смеху тут померла?! Я не хочу, чтобы на меня полка обвалилась!
– Мы лёгкие, не обвалится!
Всё-таки пара парней к ней залезла… Посидели, поворочались, похихикали, начали задушевный разговор.

Алёнка:
– Ребят, а покажите, как вы… это самое!
– Да ну… Не-а…
– Вы часто?..

– Ну так… (смешки) … когда делать нечего… иногда…
– А правда, что у вас каждое утро стоит?!
– Угу…
– И как? Что вы делаете? (в голосе неподдельный, горячий интерес)

– Ничё… Когда как… А у девчонок тоже ведь что-то бывает по утрам… я слышал.
– Ничего не бывает. Ни-че-го!
– Да? Проснулись, встали, пошли зубы чистить?!
– Да.

– И всё?!
– И всё!
Короче, веселая у меня тогда была поездка.

Я еще несколько раз ездила со школьниками в одном вагоне. Это гарантированно – бессонная ночь. Ужас и кошмар любой поездки! Кстати, пару раз я попадала на вагон, полный дембелей. Те и то вели себя спокойнее. В основном спали, несмотря на опасения, что начнется дебош, разрывание тельняшек на широкой груди и пьяный треп.

А как-то, помню, ехала из Москвы в Питер, и аккурат надо мной был парень, в дым пьяный. Его провожали, видимо, родственники, уложили, шепотом уговаривали спать, ушли. Какое-то время опасный сосед лежал тихо. Я было подумала, что бог миловал. Но увы!

Ночью он встрепенулся и начал звать Васю. Притом называл его Уасей. Жалобный вой: «Уаасяяя!» сопровождался каким-то бормотанием. Уже весь вагон ему отвечал, что нет Уаси, нет! Мужик сбоку хотел ему уже морду бить, но тут болезный умолк сам. Доехали молча. Я опасалась, что поклонник Уаси свалится на меня, но все обошлось.

Новые вагоны, конечно, не идеальны, но, по крайней мере, есть ширмы. От звуков не спасут, но хоть штаны можно переодеть спокойно…

И смех, и грех в плацкартном вагоне